Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Сайт создан по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.

Телефон Доверия

8 (843) 253-40-35, понедельник-пятница, с 10.00 до 17.00
8 (843) 253-40-35
  Новости
  Библиотека
  
  
  
  
  
  
  
  
  Медицинский Отдел
  
  
  
  
  Помощь в больницах
  Опыт других Епархий
  
  
  
  
  
  Болезнь и Молитва
  Обзор СМИ

Вакцина – обычное лекарство

 
Интервью с руководителем центра иммунопрофилактики Института педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН, заслуженным деятелем науки, доктором медицинских наук, профессором Владимиром Кирилловичем ТАТОЧЕНКО.
-- Владимир Кириллович, часто ли вакцинация приводит к осложнениям? -- Я связан с вакцинацией почти 40 лет, и за это время мы с коллегами не сталкивались ни с одним осложнением, связанным с плохой вакциной. Знаете, как тщательно проверяется любая вакцина? Шесть лет назад в Америке ввели ротавирусную вакцину, полученную из вирусов обезьяны. Выяснилось, что она вызывает у детей заворот кишок. У одного из 12 тысяч! Ее тут же сняли с производства. Хотя заворот кишок и так случается у детей довольно часто. У привитых этой вакциной процент был чуть выше. И несмотря на то, что, например, в развивающихся странах от ротавирусной инфекции (которая вызывает понос) умирает в сто раз больше детей, чем умерло бы от заворота кишок, до сих пор фирма-производитель не может возродить эту вакцину. Поэтому говорить об опасных вакцинах несерьезно. Бывает индивидуальная, непредсказуемая реакция на вакцину. Но ни одна вакцина не дает серию осложнений. До 6 месяцев дети постоянно вакцинируются. А новорожденные в принципе – группа риска. Они болеют, иногда, к сожалению, умирают. С конца 80-х годов прошлого века появилась нездоровая тенденция во всем обвинять вакцины. Мы же изучаем все случаи смертности в поствакцинальный период. И, допустим, выясняем, что у ребенка был менингит. А врач решил, что это последствия прививки, и не лечил его от менингита (или пневмонии и т.д.).

-- Вы убеждены в необходимости прививок? -- Как видите, я немолодой человек. В детстве жил с родителями на Малой Бронной. Не было вокруг ни одного двора, из которого мы бы не слышали коклюшный кашель. Все дети болели корью, и один процент из них умирал. Из заболевших дифтерией умирали 10 процентов! А сейчас?.. Коклюша почти нет. Корью болеют только взрослые – те, кто в детстве не переболел. Дифтерия… Вот, кстати, пример, к чему привели антипрививочные настроения в конце 80-х годов: охват детей прививками сократился до 65-70 %, и в результате в девяностых мы получили беспрецедентную эпидемию дифтерии (против нее к тому времени вакцинировали 30 лет, и давно не было заболеваний). Заболели более 120 тысяч человек, из них более пяти тысяч умерли. И в других странах то же самое. В Германии испугались реакции на прививки против коклюша, прекратили вакцинацию – получили 87000 заболеваний коклюшем, из них около ста человек умерли, и многие с энцефалитом остались на всю жизнь умственно отсталыми. Немцы, дотошные, подсчитали, что за 5 лет эпидемии они поимели неприятностей столько, сколько не было бы за 100 тысяч (!) лет вакцинации. Сумасшедшая цифра! Сейчас в Италии была вспышка кори… Нравится это кому-то или нет, но мы все зависимы от вакцинации. Поэтому мы ее расширяем – начали прививать против гепатита B. Результат – в конце 90-х годов заболевало в среднем 40 человек из 100 тысяч, сегодня из тех же 100 тысяч – 8! Это среди взрослых. А у детей было 10 заболеваний на 100 тысяч, сейчас одно.

-- Действительно ли в развитых странах детей от гепатита B прививают только в случае положительного анализа на него у матери и до вакцинации вводят иммуноглобулин? -- Американцы работали несколько лет по такой схеме, но с 2006 года перешли на принятую у нас: прививать всех новорожденных в течение первых двенадцати часов жизни. Я убежден, что это правильная схема. Любая лабораторная диагностика имеет ошибку. Диагностика гепатита B выявляет только половину носителей (говорю это на основании нашего опыта – мы в четырех городах обследовали 1200 беременных женщин, из них 16 были инфицированы гепатитом B, но первоначальное обследование выявило только семерых из них, и лишь при повторном обследовании определили заболевание еще у девяти). Если мы будем прививать только детей выявленных носителей или прививать позже, то минимум 10000 детей ежегодно будут подвержены риску заражения гепатитом B от не выявленных инфицированных матерей, и большинство из них станет пожизненными носителями вируса, а многие через несколько лет умрут от цирроза или рака печени. Да, гепатит B у детей может перейти в такие страшные заболевания. Я уж не говорю, что от него самого можно помереть. Об опасности же прививок от гепатита B могут говорить только люди, не имеющие представления, что же вводят в организм при вакцинации. А вводят белок, наработанный пекарскими дрожжами. Одним граммом этого белка прививается 100 тысяч детей. То есть каждому ребенку вводят одну сотую миллиграмма. Я в таком количестве готов ввести в свой организм любую химическую дрянь. А это белок от дрожжей, которые мы с различными продуктами (хлебом, сыром, кефиром) потребляем по несколько граммов в день! Что касается иммуноглобулина, то мы рекомендуем его детям инфицированных мам, особенно недоношенным, маловесным. Просто вакцинация дает таким детям защиту 95 %, а с иммуноглобулином – 97 %. Обязательно вводим его медработникам, которые имели тесный контакт не только с больным, но и с инфицированным материалом от больного. Но всем его вводить не нужно.

-- А правда ли, что нигде в развитых странах, кроме Франции, не прививают от туберкулеза? -- Не только во Франции, прививают и в Японии. И в американском календаре прививок есть группы детей из неблагоприятных социальных условий, которых прививают. У них заболеваемость туберкулезом 10 на сто тысяч, а у нас – 100. Поэтому в России прививают всех детей. Но я вам честно скажу: мы этим недовольны и ставим вопрос о том, чтобы детей из благополучных семей в регионах с низким процентом заболеваемости прививать не сразу после рождения, а в возрасте 1 года. Все-таки БЦЖ (вакцина от туберкулеза) на ранней стадии дает небольшой процент осложнений. Сейчас мы, правда, рекомендуем переходить на улучшенный вариант - БЦЖ-М.

-- Значит, осложнения все-таки бывают? Галина Петровна Червонская на своем семинаре привела список следующих осложнений как раз на БЦЖ: остеит (поражение костей), остеомиелит (поражение костей с костным мозгом), лимфаденит (воспаление лимфатических узлов), дисбактериоз, заболевание туберкулезом. -- Дисбактериоза не бывает. А в остальном все правильно сказала Галина Петровна, но Америку не открыла. Потому мы и считаем, что лучше перенести противотуберкулезную вакцинацию на более поздний срок. Считаем, что 3,6 случаев остеита на 100 тысяч привитых детей – много. У новорожденных невозможно выявить иммунодефицитное состояние, а именно оно приводит к остеиту после прививки БЦЖ. Общее же число поствакцинальных осложнений при БЦЖ – 28 на 100 тысяч: кроме остеита это язвочки на месте прививки, уплотнения, инфильтрат, увеличение лимфатических узлов. Только никто эту проблему не замалчивает. Ее обсуждают, исследуют. Хотя от остеита никто еще не умер, он лечится. А вот о чем молчат Галина Петровна и другие критики прививок, так это о том, что если не прививать, из 100 тысяч детей одна-две тысячи заболеют туберкулезом и человек 30-40 – умрут от туберкулезного менингита. Я окончил институт в 1954 году, и у нас в ординатуре на Солянке было отделение туберкулезного менингита. Мы с утра закатывали рукава и делали по 20-30 пункций в спинномозговой канал с введением стрептомицина. Так я начинал работать. И через 10 лет туберкулезного менингита в стране не было. Сегодня я не могу показать студентам на практике, как помогать больным туберкулезным менингитом. Вот что значит вакцинация БЦЖ! А проблемы есть, мы их не скрываем, пытаемся бороться с ними. Если мы когда-нибудь достигнем социального уровня Германии, то, как и немцы, отменим БЦЖ. А во Франции, где есть целые кварталы и предместья выходцев из стран третьего мира, не отменяют.

-- А как вы относитесь к идее, что прививки вообще надо вывести из роддомов, прививать только в поликлиниках? -- С точностью до наоборот. Роддом во всех отношениях более квалифицированное и технологичное учреждение, чем поликлиника, там больше уделяют внимания гигиене, режиму, технике. Если вернуться к осложнениям после БЦЖ… 79 % детей с осложнениями были привиты в роддомах, а 21 % - в поликлиниках. Но… От общего числа прививающихся БЦЖ в поликлиниках прививается всего 6 %. Надо ли доказывать, насколько надежней вакцинация в роддоме?

-- Но успевают ли за короткий период пребывания ребенка в роддоме выявить противопоказания? -- Как я вам уже сказал, иммунодефицитное состояние у новорожденных врачи пока определять не научились. Поэтому мы и за перенесение вакцинации БЦЖ на более поздний срок там, где это возможно. А для этого нужно начать с благополучного города, и после как минимум десяти лет сравнить статистику с другими регионами. Просто росчерком пера такие вещи менять нельзя. В целом же противопоказаний на вакцины очень мало, и они всем известны (поймите, ни одна вакцина не получит лицензию, если ее можно применять только после предварительного лабораторного анализа). Детям с судорогами нельзя вводить антикоклюшную вакцину (мы прививаем их другой вакциной), детям с выраженной аллергией на куриный белок – вакцину от кори. Повторяю, проблемы не замалчиваются, а обсуждаются. Например, на прошлой неделе в Минздраве собрались представители всех 85 регионов – решали, как уменьшить число осложнений на прививки против полиомиелита. Ежегодно от них страдает 10-12 детей (из полутора миллионов новорожденных и привитых). Нужно не сенсацию из этого делать, а профессионально изучить проблему. В данном случае требуется просто сменить вакцину. Живую на убитую. Ежегодно требуется 5 миллионов доз. Одна вакцина ОПВ (оральная поливакцина, которая применяется сейчас) стоит 8 центов, а новая, инактивированная – чуть ли не 5 долларов. Существенная разница, но в Думе нас услышали, и уже в этом году выделили деньги на 450 тысяч доз новой вакцины. Началось строительство предприятия по производству вакцины, там она будет стоит дешевле. Мы надеемся за один-два года справиться с этой проблемой. Вот как надо решать вопросы! А отменить прививки?.. Сколько бы об этом ни кричали, их все равно не отменят. И не надо пугать. Вакцина – обычное лекарство, только более эффективное.
 
Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ
 
По материалам сайта "Милосердие"