Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Сайт создан по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.

Телефон Доверия

8 (843) 253-40-35, понедельник-пятница, с 10.00 до 17.00
8 (843) 253-40-35
  Новости
  Библиотека
  
  
  
  
  
  
  
  
  Медицинский Отдел
  
  
  
  
  Помощь в больницах
  Опыт других Епархий
  
  
  
  
  
  Болезнь и Молитва
  Обзор СМИ

Что нас не устраивает в законопроекте об охране здоровья?

 
НОВЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ ОБ ОХРАНЕ ЗДОРОВЬЯ НОСИТ ВЫРАЖЕННЫЙ ПРОАБОРТНЫЙ ХАРАКТЕР.
Новый закон об охране здоровья появился как чертик из табакерки… Без предупреждения… Просто российская общественность была поставлена перед фактом радикальной реформы не просто здравоохранения, а базовых приницпов, по которым живет медицина.
 
Первое, что бросается в глаза, — слияние c провальным законом о «репродуктивном здоровье», который вызвал взрыв негодования по всей стране. Законопроект о репродуктивном здоровье был по сути законом о контроле над рождаемостью или, как говорят, о «планировании семьи». Он оказался настолько деструктивным, что на Дону — на родине главы комитета Борзовой — заговорили о досрочном отзыве этого депутата.
 
Вместо того чтобы учесть критику и отказаться от контроля над рождаемостью, комитет по охране здоровья ГД действует по рецептам ООН, возводя контроль над рождаемостью в ранг государственной политики. Не отдельный закон, а просто глава в новом, что ничего не меняет по сути. Сохраняется ориентация здравоохранения на функции контроля над рождаемостью, вложение денег налогоплательщиков в мероприятия по насаждению контрацепции и абортов, евгенические аборты, которые уже становятся почти принудительными.
 
Абортная часть законодательства резко склоняется в сторону либерализации абортов: введение нового, неслыханного доселе юридического термина «продукт зачатия», вместо общепринятого «ребенок до рождения», отмена ответственности за незаконное производстов абортов, установление порядка принудительного аборта.
 
По умолчанию, выходит, что аборт разрешен лишь до 12 недель, а вот после — совсем не запрещен. Никаких ожидаемых положений, которые могли бы снизить число абортов нет и в помине, хотя они давно уже сформулированы: установление двухнедельного срока ожидания, сотрудничество с благотворительными организациями, право врача отказаться от абортов по своим убеждениям и многое другое.
 
Уже давно назрела необходимость в постепенном движении в сторону ограничения абортов, для начала — сокращении срока до 8–10 недель. Не было предложено и принятого в других странах жесткого запрета на давление со стороны врача с целью принуждения к аботу. Увы, сегодня это массова практика, граничащая с геноцидом.
 
Не было предложено ничего конструктивного, что бы могло бы снизить число абортов. Вместо этого вводится процедура принудительного аборта и принудительной стерилизации… Закон дает право директору интерната принудительно кастрировать и абортировать подопечных, объявив их недееспособными «с учетом их желания». Хоть — в целях экономии бюджетных денег, хоть с целью наказания или чтобы скрыть факты педофилии в своих стенах.
 
Особое место в новом творении Борзовой занимает поощрение и государственное финансирование т. н. «репродуктивных технологий». Авторы прекрасно понимают, что они лоббируют государственный заказ на финансирование сомнительной индустрии искусственного оплодотворения якобы на том основании, что это полезно для увеличения численности населения. При этом желание списать как можно больше денег в пользу ЭКО говорит о том, что у нас перестали различать людей и стадо скота, где можно вот так легко, с помощью зоотехники увеличить поголовье. Хотелось бы напомнить, что человек — это не скот…
 
Статья 51–8 заслуживает особого внимания. Отменяется приоритет матери, выносившей и родившей ребенка по отношению к донорам половых клеток. После ее принятия будет открыта дорога индустрии суррогатного материнства. Откроются своего рода фабрики, где женщины будут за деньги выращивать чужие эмбрионы…
Т. е. разрешается то, что запрещено во всех странах, уважающих человеческое достоинтство своих граждан. О том, к каким отрицательным последствиям это приведет, много написано: в том числе к ухудшению того самого репродуктивного здоровья женщин, о котором якобы пекутся в комитете по «охране здоровья». Помнится, фабрики по выращиванию детей существовали в рабовладельческой Америке, когда стало не хватать африканцев, захваченных у себя на родине для работы на плантациях.
 
Не забыли в комитете и про модные сейчас ювенальные технологии. В статье 47 «Права семьи» (!) в п. 4 прописан запрет на пребывание родителей в больнице рядом с ребенком с трехлетнего возраста. Теперь каждый ребенок, которому будет необходима госпитализация, будет лишен основного права — права на семью и пребывание с родителями. По усмотрению администрации (читай за взятку) вопрос можно будет решить. Тут уже не поправки нжно вносить для второго чтения, а исследовать вопрос о том, как такое могло прийти в голову? Кому и зачем?
 
Любопытно, что создатели закона прописали государственные гарантии на щедрое финансирование служб по контролю над рождаемостью («планирование семьи») и новые репродуктивные технологии, не спросив у налогоплательщиков. Сколько миллионов, миллиардов будет на это потрачено? Никаких финансовых выкладок, запросов на бюджетное финансирование и, самое главное, обоснований. В курсе ли они, что в стране существует проблема крайней нищеты и даже голода, нехватки средств на самое необходимое, в том числе на жизнеспасающие операции? Отменили «квоты»?
 
Кстати, знаете, что такое «квоты»? Хорошо, если не знает — вам повезло. К примеру, заболел ребенок. Так, что необходима дорогостоящая операция, предположим, на сердце. На операцию нужно двести тысяч рублей. Родители, как добропорядочные налогоплательщики, ежемесячно платящие взносы, ожидают, что операция будет оплачена. В этот момент им говорят про квоты, то есть, отказывают в оплате медицинской помощи. Потому что не попали в «квоты». Кто-то попал, а вы не попали, карта не вышла. Продавайте квартиру, машину и при этом продолжайте платить налоги, страховые взносы и т. д., и т. п.
 
Вот откуда берутся душераздирающие сообщения на форумах, сайтах благотворительных организаций: прошу помочь моему ребенку, срочно нужны деньги на операцию, помогите нам выжить. Помочь не можем: слишком много денег тратим на «планирование семьи», бесплатные аборты, раздачу презервативов, а теперь и на новые репродуктивные технологии.
 
Новый закон, если он будет принят, приведет к значительному перераспределению денег внутри бюджета медицины в пользу не охраны здоровья, а агрессивно-наступательного насаждения контрацепции, абортов, репродуктивных технологий. Это, собственно, и есть заказ международных структур, выступающих за сокращение населения.
 
Есть и многое другое в законопроекте, о чем можно прочитать в прессе и блогосфере. Кроме самого содержания статей, странна и процедура его подготовки: тихо, без обсуждения, без консультаций. Почему лоббируются идеи фонда народонаселения ООН? Почему лоббируются узкие финансовые интересы индустрии манипуляций над эмбрионами? Почему не внесено ни одной противоабортной инициативы? А почему вообще лоббируютсмя чьи-то финансовые и политические интересы?
 
Скорее всего, эти вопросы задавать уже поздно, а вопросы если и есть, то по составу самого Комитета по охране здоровья…
 
Прот. Максим Обухов 23.09.10
 
По материалам сайта "За жизнь!"